(495)
105 99 23



оплата и доставка

оплата и доставка char.ru



Книги интернет магазинКниги
Рефераты Скачать бесплатноРефераты



Осознанность, где взять счастье

РЕФЕРАТЫ РЕФЕРАТЫ

Разлел: Литература, Лингвистика Разлел: Литература, Лингвистика

Библия в системе поэтики Ф.М. Достоевского "Братья Карамазовы"

найти еще ...
Неоконченное. Стихотворения. Том 10. Братья Карамазовы. Книга по Требованию Ф. М. Д.
1026 руб
Братья Карамазовы II RUGRAM POD Ф.М. Д.
1454 руб

Помимо этого в работе использован ряд общих положений, почерпнутых в монографиях, посвященных вопросам структурно-семантической организации романов Достоевского, выявлению особенностей его художественного видения: Г. Щенников Художественное мышление Ф. М. Достоевского. - Свердловск, 1978; Ю. Селезнев В мире Достоевского. - М., 1979; В. Одиноков Типология образов в художественной системе Достоевского. - Новосибирск, 1979; В. Кирпотин Мир Достоевского. Статьи. Исследования. - М., 1983; Р. Клейман Сквозные мотивы творчества Достоевского. - Кишинев, 1985. Наследуя бахтинские традиции в понимании структурной организации художественных полотен Достоевского, авторы этих монографий исследуют отдельные соотносимые с текстом Библии сюжеты, мотивы, образы последнего романа писателя. Они подчеркивают лишь некоторые детали жанрово-композиционного и типологического родства текстов, которые разделяют тысячелетия. Наиболее существенное значение для нас имеют в этом смысле работы Г. Померанца (Открытость бездне. Встречи с Достоевским. - М., 1990) и сборник статей уральских ученых (Творчество Достоевского: искусство синтеза. - Екатеринбург, 1991), где тема “библейское в системе романа Достоевского “Братья Карамазовы” раскрывается наиболее полно и последовательно. Литературоведов интересуют конкретные формы и способы включения библейских образов, мотивов, сюжетов, в образный строй “Карамазовых”, в речь персонажей, в сюжеты и отдельные эпизоды, в цветовую гамму романа и т.п. Принимая многие основополагающие принципы этих работ, мы не можем однако не заметить, что некоторые из них в западном литературоведении уже давно общеизвестны. В то время как отечественная наука не имела возможности обращаться к творчеству Достоевского и объективно без партийно-идеологических шаблонов оценивать его творения, западные ученые активно исследовали произведения писателя, их формально-содержательные особенности, в том числе и в свете библейской традиции. Из рецензий Е. Смирновой (“Философия искусства у Достоевского” - “Вопросы литературы”, 1968, № 10; “Структура “Братьев Карамазовых”. - “Вопросы литературы”, 1970, № 5), В. Туниманова (“Новая книга о романе Достоевского “Братья Карамазовы”. - “Русская литература”, 1994, № 1) на работы Р.-Л. Джексона (Dos oevsky’s Ques for Form/ A S udy of His Philosophy of Ar / - Нью-Хавен-Лондон, 1966); Р. Бэлнапа (“Структура “Братьев Карамазовых”. - Илинойс, 1967) и Д. Томпсон (“Братья Карамазовы и поэтика памяти” - Кембридж, 1991) явствует, что американские ученые вплотную изучают внутреннюю форму последнего романа Достоевского, обращаются к прямым и скрытым перекличкам произведения с библейскими мотивами, поучениями, притчами в свете общекультурной традиции. Среди опубликованных у нас работ западных ученых, затрагивающих тему воплощения библейского мироучения и образности в “Карамазовых”, назовем статьи Богдана Урбанковского (“Гуманизм трагический”, “Иисус Достоевского”. - “Наука и религия”, 1971, № 9), Р.-Л. Джексона “Вынесение приговора Федору Павловичу Карамазову” - В кн: Достоевский. Материалы и исследования. - Л., 1976, т. 2 и расширенная редакция в т. 3. - Л., 1978; Р.-Л. Джексона “Проблема веры и добродетели в “Братьях Карамазовых” - В кн: Достоевский Материалы и исследования. - Л., 1991, т. 9, Ж. Катто “Пространство и время в романах Достоевского”. - В кн: Достоевский Материалы и исследования - Л., 1978, т. 4. Эти работы важны для нас в том плане, что поднимают конкретные вопросы в анализе библейских включений в художественную структуру романа Достоевского. Так, Р.-Л. Джексон утверждает вселенскую природу зла, которое несет Федор Павлович Карамазов и библейский принцип возмездия, постигающего героя. Ж. Катто, изучая хронотоп произведений писателя, особо выделяет и рассматривает аллегорический план действия, часто сводимый к библейскому.

Ни Белинский, ни Достоевский никогда не согласились бы принять этого ответа западного мира. Тогда был один выход: бунт против Бога, неприятие Божественного Откровения. Но это требовало пересмотра целой сложившейся мировоззренческой системы ориентиров, этики. Неизбежно встала проблема самостоятельного создания новых религиозно-этических ценностей. Достоевский начинает этот мучительный путь духовного познания, фиксируя в своем опыте кризисные тенденции эпохи “всемирно-исторического” разрушения религиозного сознания. Решающим пунктом здесь становится каторга, где, как справедливо отмечают многие исследователи, происходит “перерождение убеждений” писателя. Достоевский был ввергнут в ад человеческого бытия, где “тайна человека” предстала с ужасной обнаженностью, где она кровоточила, как никогда не заживающая рана, подтверждая, на первый взгляд, несправедливость и дисгармоничность божьего мироустройства. И в этих условиях художник и человек обращается к Библии. Это была книга, подаренная ему женами декабристов в Тобольске по пути в острог и бывшая единственной, разрешенной ему для чтения. “Федор Михайлович, - пишет его жена, - не расставался с этою святою книгою во все четыре года пребывания в каторжных работах. Впоследствии она всегда лежала на виду, на его письменном столе, и он часто, задумав или сомневаясь в чем-либо, открывал наудачу эту Евангелие и прочитывал то, что стояло на первой странице .” ( 58 , 58). В Библии он черпал силу и бодрость, а вместе с тем и готовность на борьбу с открывшимися ему в бытии трудностями, в той загадочной книге, вышедшей из среды невежественных пастухов, плотников и рыбаков, которой судьбой суждено было сделаться книгой книг для европейских народов” (87 , 56). “И это как раз в те годы, - замечает далее Л. Шестов, - когда просвещенный Запад самым решительным образом от Библии отвернулся, усмотрев в ней пережиток идей, неоправдываемых ни нашими знаниями, ни нашим разумом. Критика библейского вероучения, начавшаяся со знаменитого “Теологического трактата” Спинозы принесла свои плоды. Философская мысль признала в лице ее величайших представителей, в особенности в Германии, - только “религию в пределах разума” (так было названо одно из произведений знаменитого основателя немецкой идеалистической философии - Канта). Задолго до “Братьев Карамазовых”, еще в “Преступлении и наказании” Достоевский делает попытку противопоставить Библию тому, что принесла Западу совокупность добытых новым временем знаний во всех областях жизни. Причем он опирается на то Евангелие, которое еще не переделано современной просвященной мыслью. Здесь слова Откровения: “Бог есть Любовь”, - превратились в разумную истину: Любовь есть Бог Достоевский же исходит в восприятии вероучения не только из Нагорной проповеди, но и из сказания о воскрешении Лазаря. По мысли писателя, оно знаменует всемогущество. Творящего чудеса и дает смысл остальным, столь недоступным для бедного “эвклидова” человеческого ума библейским словам. “Эвклидову” уму, не верящему в бессмертие человеческой души, представлется разумным добиваться счастья для людей, “золотого века” именно на земле.

Они связываются вертикально. В каждой значительной фигуре Ветхого Завета, от Адама до пророков, воплощен момент этой вертикальной связи.”( 12 ; 38). А вот другая характеристика стиля, но уже данная В. Розановым стилю Достоевского: “Среди хаоса беспорядочных сцен, забавно-нелепых разговоров (быть может, умышленно нагроможденных автором) - чудные диалоги и монологи, содержащие высочайшее созерцание судеб человека на земле: здесь и бред, и ропот, и высокое умиление его страдающей души. Все в общем образует картину, одновременно и изумительно верную действительности, и удаленную от нее в какую-то бесконечную абстракцию, где черты высокого художества перемешиваются с чертами морали, политики, философии, наконец, религии везде с жаждою, скорее потребностью не столько передать, сколько сотворить, или по крайней мере переиначить.” И думается, совсем не случаен вывод, который делает В. Розанов: “Удивительно : в эпоху существенным образом разлагающуюся, хаотически смешивающуюся создается ряд произведений, образующих в целом что-то напоминающее религиозную эпопею, однако со всеми чертами кощунства и хаоса своего времени”(69 ;69). Вяч. Иванов подтверждает эти идеи В. Розанова собственными художественными поисками в области формального устройства последних произведений Достоевского. “Утвердить чужое “я” не как объект, а как другой субъект”, - таков по Иванову принцип мировоззрения Достоевского ( 41; 182). Этот этико-религиозный (библейский) постулат определяет содержание и формально-композиционные построения поздних романов Достоевского. “В новой истории трагедия почти отрывается от своих религиозных основ, и потому падает”, - утверждает Вяч. Иванов, анализируя путь развития европейской послешекспировской трагедии (41 ; 183). Достоевский же, хотя он писал не трагедию, а всего лишь “роман-трагедию”, возродил мифологическое и религиозное чувство, исконно присущее трагедии как жанру.(Вяч. Иванов). Отсюда его поиски в романах Достоевского рудиментов древнего мифологического мировоззрения. Современные ученые, также исследующие связи художника с различными культурными традициями, развивают эти идеи В. Розанова, Вяч. Иванова. Так, Г. Померанц замечает: “Если жестко поставить вопрос, к какому корню европейской культуры Достоевский ближе, к библейскому или эллинскому, то , конечно, к библейскому. Я сравнивал романы Достоевского с бедным Лазарем рядом с богатым Лазарем.”(66; ; 168). И вот что пишет С. Аверинцев о стиле еврейских пророков: “Выявленное в Библии восприятие человека не менее телесно, чем античное, но только тело для него не осанка, а боль, не жест, а трепет, не объемная пластика мускулов, а “уязвляемые потаенности недр”; это тело не созерцаемое извне, но восчувствованное изнутри, и его образ слагается не из впечатлений глаз, а из вибраций человеческого “нутра”. Это образ страждущего тела, терзаемого тела, в котором однако живет такая “кровная”, “чревная”, “сердечная” теплота интимности, которая чужда статуарно выставляющему себя напоказ телу эллинского атлета.” ( 10; 62). Нам кажется, что подобная характеристика стиля Библии как нельзя более точно характеризует и особенности поэтики позднего Достоевского, автора романа “Братья Карамазовы”.

Поиск Библия Раджниша. Том 1. Книга 2

Если вдруг докажут, что эти Веды написаны Богом, то такого Бога нужно поместить в психиатрическую лечебницу. Что здесь священного? Просить: «Мои враги должны быть убиты, полностью истреблены», - что в этом священного? И что священного в этом: «У меня урожай должен быть лучше, чем у моих соседей?» - это определенно человеческое, не священное. Однако индусы поклоняются этим книгам, даже не задумываясь, чему же они поклоняются. Поэтому первое, что нужно запомнить: нет священных книг, есть только хорошо написанные и плохо написанные. Да, есть шедевры, но ни одна из так называемых священных книг не входит в категорию шедевров. Я хочу настоять на этом факте: эти книги не только не являются священными, они в соответствии с человеческими стандартами не являются даже шедеврами. Например, книга Майкла Найми «Книга Мирдада», или книга Халиля Джебрана «Пророк», или книга Рабиндраната «Гитанджали», или книга Федора Достоевского «Братья Карамазовы» - это шедевры. Ни одна из священных книг - Веды, Гита, Коран, Библия, Тора - ни одна священная книга даже не приближается к этим шедеврам

Реферат: Христианские мотивы в романе Ф.М. Достоевского "Братья Карамазовы" Христианские мотивы в романе Ф.М. Достоевского "Братья Карамазовы"

Одной из них и была идей о единении «ума» и «сердца», выраженная русским гением во всей ее принципиальной для православия противоречивости и преобразующей силе. В работе С.В. Головой «Историко-мировоззренческие системы: культура, цивилизация и язычество в художественном мире Достоевского» затрагивается общечеловеческая проблематика творчества Достоевского. Христианство в мире писателя обладает исключительной способностью созидать почву и культурную атмосферу общества. По мнению автора, представители христианской культуры (Соня Мармеладова, князь Мышкин, старец Зосима) являются хранителями чистоты идеала в обществе, пораженном языческой страстью и вседозволенностью и идеей цивилизации о необходимости примата земных ценностей над духовными в процессе построения секуляризованного рая на Земле, то есть, словами Достоевского, Вавилона. Через практическую деятельность представители цивилизации познают, что с ними нет Творца. Рациональный, идущий от цивилизации склад ума Ивана сказался в поэме о Великом Инквизиторе, в подборе материала о страданиях детей, в протесте против мира Божьего.

Поиск Метафорическая художественная картина мира А. и Б. Стругацких (на материале романа «Трудно быть богом»)

В художественном тексте цветовые слова, благодаря психофизиологической природе и общественно-исторической обусловленности, наличию системы устоявшихся смысловых значений и ассоциативным возможностям, способны обогащаться прямо или опосредованно новым эстетическим (психологическим) содержанием. Например, красный цвет в поэзии А. Блока выступает символом «трагичности», «мещанства», «продажности» и «революции», в поэзии М. Цветаевой «жизни в динамике, приводящей к гибели», у Ф. М. Достоевского («Братья Карамазовы») «цвета здоровых, красивых людей» либо «цвета здоровья, ограниченных сытых людей», у М. Горького (драматургия, публицистика) «революции», у А. Грина («Алые паруса») символом «смешной, злой насмешки»; желтый цвет в поэзии Ф. И. Тютчева, А. А. Фета, И. Анненского, прозе И. А. Бунина, А. И. Куприна, М. Горького символизирует «увядание, болезнь», синий в поэзии А. Блока, С. Есенина, прозе В. Солоухина «чистоту, мечту», серый у И. А. Бунина, М. Горького «нищету», «убогость», «мещанство», «грубость». Цветообозначения, выполняя образно-поэтическую функцию, становятся филологической и эстетической единицей, дающей дополнительные психологические характеристики идиостиля писателя [Соловьева 1999]

Реферат: Образ Ив. Карамазова в романе Братья Карамазовы Ф.М. Достоевского Образ Ив. Карамазова в романе Братья Карамазовы Ф.М. Достоевского

Выделяется целый ряд таких работ русских религиозных мыслителей, которые рассматривают образ Ив. Карамазова как бунтующего человека, который в своем атеизме пытается разрешить вопрос “правды земной против правды небесной”. Это русская религиозно-философская школа: Н.О. Лосский, С. Франк, Н.А. Бердяев, П. Флоренский, проблему бунта Ивана видят в отрицании бога, а Достоевский, по их мнению “художественно доказал, что “отрицание Бога всегда вело и ведет к безумию, ибо Бог и есть-то корень ума”. Близок им в своей трактовке образ Ив. Карамазова . Вл. Соловьев - последователь идей Достоевского, который считает бунт Ивана бессмысленным, “ибо в нем нет веры”. В отличие от русских философов попытку анализа творчества Достоевского с позиций революционного народничества рассматривал Н.К. Михайловский. Он утверждал, что Достоевский показал Человека злобным и греховным. Такой человек из злобных побуждений способен на бунт, но всегда кончает смирением. Михайловский резко осуждал такую позицию писателя, говоря, что он “жестокий талант”, потому что утверждает, что страдание вечно и полезно для духовного здоровья человека.

Поиск Повседневная жизнь Фрейда и его пациентов

Ведь Эмма Экштейн также принадлежала к семье друзей Фрейдов, и даже отпуск они не раз проводили вместе. Эмма, родившаяся в Вене в 1865 году, была дочерью изобретателя и фабриканта бумаги Альберта Экштейна и Амалии Веле; у нее было пять сестер и два брата. Один из братьев, Густав Экштейн, был соратником Карла Каутского по социалистической партии, второй, Фридрих, по прозвищу «философ с Рингштрассе», – санскритолог, вегетарианец и поклонник йоги – стал одним из партнеров Фрейда по игре в тарок. Фридрих дружил со многими музыкантами, в том числе с Гуго Вольфом и Антоном Брукнером, и создал глубокий научный труд, посвященный роману Достоевского «Братья Карамазовы». Он попросил Фрейда написать для своей работы предисловие с психологическим анализом; в связи с этим в 1927 году появилось эссе Фрейда на тему «Достоевский и отцеубийство». Двумя годами позже в своей статье «Неудовлетворенность культурой» именно на Фрица Экштейна намекал Фрейд, когда писал: «Один из моих друзей, чья неутомимая любознательность постоянно толкала его на самые невероятные эксперименты и в конечном счете привела к тому, что он стал сведущ во многих сферах бытия, уверял меня, что, занимаясь йогой, то есть полностью отрешаясь от внешнего мира и концентрируясь на некоторых функциях своего организма, в частности овладев специальной системой дыхания, он смог открыть в себе новые ощущения, и среди них чувство единения с космосом»

Реферат: Система образов в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» Система образов в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»

Система образов в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» В 1866 году вышел в свет роман Федора Ми­хайловича Достоевского «Преступление и наказа­ние», ставший совершенно новым явлением в рус­ской литературе. Основное его отличие от предшествующих произведений состояло в бога­той полифонии образов. В романе насчитывается около девяноста персонажей: здесь и городовые, и прохожие, и дворники, и шарманщики, и мещане, и многие другие. Все они, вплоть до самых незна­чительных, составляют тот особый фон, на кото­ром развивается действие романа. Достоевский даже вводит необычный, на первый взгляд, образ большого города («Петербург Достоевского»!) с его мрачными улицами, «колодцами» дворов, моста­ми, тем самым усиливая и без того тягостно-на­пряженную атмосферу безысходности и подавлен­ности, которая определяет настроение романа. И среди всего многообразия персонажей выделяются несколько, оказавших наибольшее влияние на ход мыслей Родиона Раскольникова — главного героя произведения. Каждый из них как человек с уже сложившимися взглядами и убеждениями являет­ся носителем какой-то определенной теории. И безусловно, эти герои подчинены одной основной задаче — всестороннему и полному раскрытию об­раза Родиона Раскольникова.

Наклейки для поощрения "Смайлики 2".
Набор для поощрения на самоклеящейся бумаге. Формат 95х160 мм.
19 руб
Раздел: Наклейки для оценивания, поощрения
Ночник-проектор "Звездное небо и планеты", фиолетовый.
Оригинальный светильник - ночник - проектор. Корпус поворачивается от руки. Источник света: 1) Лампочка (от карманных фонариков) 2) Три
330 руб
Раздел: Ночники
Мыло металлическое "Ликвидатор".
Мыло для рук «Ликвидатор» уничтожает стойкие и трудно выводимые запахи за счёт особой реакции металла с вызывающими их элементами.
197 руб
Раздел: Ванная

Реферат: Raskolnikov and Svidrigailov: on the brink of suicide. Ф.М. Достоевский, Преступление и наказание Raskolnikov and Svidrigailov: on the brink of suicide. Ф.М. Достоевский, Преступление и наказание

Реферат: Психологизм в творчестве Ф.М. Достоевского Психологизм в творчестве Ф.М. Достоевского

Ибо лучший способ избежать ошибок в прогнозах на будущее-это взглянуть в него сквозь призму бедности и вины. Именно этой оптикой и пользовался Достоевский.»2 А вот Алексей Козырев считает, что «Обращаясь к Достоевскому, наш современник ищет ответы на мучительные вопросы, ищет света для своей души, ибо вечная битва Бога и дьявола продолжается в сердцах людей и потому Достоевский остаётся одним из самых читаемым писателей в мире. ( ) Я далёк от мысли о том, что книги Достоевского способны научить жить. Но научившемуся жизни, пожившему и пострадавшему, романы Достоевского могут многое подсказать, вернее, прояснить смутно сознаваемое» Теперь можно заключить: у каждого Достоевский свой. Для меня такой успех Достоевского состоит, прежде всего, в неистощимой, бескорыстной любви к людям, стремление постичь тайну человеческой души, помочь ей избавиться от пороков, очиститься, выдержать все испытания судьбы. Я не могу не восторгать тем, с какой точность он раскрывает характеры персонажей, их взаимоотношения. Меня привлекает то, как Достоевский обнажает души своих героев перед читателем, как выворачивает их жизнь наизнанку и «разглядывает все складки и морщинки их душевной подноготной».3 Только любовь, по мнению Достоевского способна спасти мир от ненависти и зла, вернуть отнятую надежду увидеть «рай» на земле, а не на небе. «Любите все создания божие, и целое, и каждую песчинку.

Реферат: По мотивам романа Ф.М. Достоевского "Бесы" По мотивам романа Ф.М. Достоевского "Бесы"

Реферат: Идейное и художественное своеобразие романа Ф.М. Достоевского "Преступление и наказание" Идейное и художественное своеобразие романа Ф.М. Достоевского "Преступление и наказание"

Реферат: Лужин и Свидригайлов в романе Ф.М.Достоевского "Преступление и наказание" Лужин и Свидригайлов в романе Ф.М.Достоевского "Преступление и наказание"

Благодаря Лебезятникову его подлый замысел был раскрыт. И Лужину ничего не оставалось, как собрать вещи и съехать с квартиры. Его девиз по жизни – «что хочу, то и делаю». Его принцип «все дозволено» проповедовал и Свидригайлов. Он скрытен и хитер, умен. Он непредсказуем. С одной стороны он делал добро (помог Соне с похоронами и Катерине Ивановне с устройством ее детей в приют), с другой стороны немало грешил( бил свою жену). Он для многих кажется злодеем. О его темных делах ходит огромное количество слухов. С ним связано много несчастий: из-за него преследовали Дуню, его обвиняют в смерти Марфы Петровны. Сама Дуня говорит о нем: «Это ужасный человек». У многих он вызывает ужас и отвращение. Но под маской злодея скрывается обычный человек, смертный, который боится бога и смерти. Свидригайлов положительно отличался от Лужина тем, что его мучила совесть. Может быть именно поэтому он совершает хорошие дела перед смертью, чтобы расплатиться за грехи Итак, оба они избрали путь преступления. Как оказалось, для них обоих он оказался неправильным. В случае с Свидригайловым все кончилось самоубийством. Он не выдержал угрызений совести.

Реферат: Raskolnikov and Svidrigailov: on the brink of suicide. Ф.М. Достоевский, Преступление и наказание Raskolnikov and Svidrigailov: on the brink of suicide. Ф.М. Достоевский, Преступление и наказание


"Будут все как дети Божии..." Традиции житийной литературы в романе Ф.М. Достоевского "Братья Карамазовы" Алетейя Ланцов А.
Автор выдвигает и обосновывает гипотезу, согласно которой Достоевский был близок к созданию принципиально нового литературного жанра.
214 руб
Соединение жанровых традиций в романе Ф.М. Достоевского "Братья Карамазовы" Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ) Солянкина О.Н.
Для литературоведов, студентов, аспирантов, преподавателей филологических факультетов и всех интересующихся творчеством Ф. М. Достоевского. Впервые структурные компоненты романа "Братья Карамазовы" исследуются в сопоставлении с жанрами водевиля, высокой комедии, народной кукольной комедии "Петрушка", которые еще не привлекались в качестве материала для сравнения.
255 руб
Путеводитель по роману Ф.М. Достоевского "Братья Карамазовы" Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова (МГУ) Степанян К.А.
А затем, в отдельных главах, автор предлагает поразмышлять вместе с ним о сквозных темах и ключевых сценах романа.
694 руб
Ф.М. Достоевский "Братья Карамазовы". Читаем ненаписанное продолжение великого романа URSS Разумов А.С.
Ведь оба романа должны были составлять одно целое, поэтому и герои в них одни и те же, а значит, надо внимательно присмотреться к тому, что недосказано Достоевским в отношениях героев.
289 руб
Братья Карамазовы I RUGRAM POD Ф.М. Д.
1146 руб
Собрание сочинений в 10 томах. Том 10. Братья Карамазовы Престиж-книга Достоевский Ф.М.
Творчество Достоевского оказало огромное влияние на русскую и мировую литературу.
179 руб
Братья Карамазовы Русская классика Астрель Достоевский Ф.М.
Роман, переживший СОТНИ театральных постановок — и с полдюжины экранизаций, от самых точных — до самых отвлеченных, — но не утративший своей духовной силы… Самый сложный, самый многоуровневый и неоднозначный из романов Достоевского, который критики считали то «интеллектуальным детективом», то «ранним постмодернизмом», то — «лучшим из произведений о загадочной русской душе».
232 руб
Братья Карамазовы Книга на все времена АСТ Достоевский Ф.М.
363 руб
Великий Инквизитор (глава из романа "Братья Карамазовы") Фонд культуры мира Достоевский Ф.М.
887 руб

Молочный гриб можно использовать для похудения, восстановления микрофлоры, очищения организмаМолочный гриб можно использовать для похудения, восстановления микрофлоры, очищения организма

(495) 105 99 23

Сайт char.ru это сборник рефератов и книг