(495)
105 99 23



оплата и доставка

оплата и доставка char.ru



Книги интернет магазинКниги
Рефераты Скачать бесплатноРефераты

РЕФЕРАТЫ РЕФЕРАТЫ

Разлел: Литература, Лингвистика Разлел: Литература, Лингвистика

Поэтика обращений в лирике Тютчева

найти еще ...
Пишем сочинения по лирике Ф.И. Тютчева Пишем сочинения по... Грамотей
Поэтому нет смысла разбивать критические статьи о Тютчеве на разделы.
33 руб
Ранняя лирика А.А. Блока (1898-1904). Поэтика религиозного символизма Языки славянских культур Игошева Т.В.
Для исследователей, изучающих историю русской литературы начала XX в. , и всех, интересующихся русским символизмом.
468 руб

Обращают на себя внимание определения «другого», которые, в сущности, являются объективациями лирического «я»: «душа моя», «мой гений», «память сердца», разнообразные «места», с которыми связаны воспоминания, и т.п. Но и традиционные адреса – «друг», «возлюбленная» – очень часто являются не столько обозначением реального «другого», сколько более или менее условным наименованием конфидента, чья основная функция – полное сочувствие субъекту речи, идеальный резонанс. Такой конфидент (идеальный слушатель) стоит, в конечном счете, за любым романтическим «ты» (если, разумеется, это «ты» не принадлежит контексту инвективы). В романтическом «ты» существенным образом сказывается «я» (ср. концепцию гения как момента «двойственности душевной жизни» у Гегеля и концепцию дружбы как способа «утверждать свое собственное существо» у Шлейермахера ). Обращение в этом случае раскрывается как способ переадресовать кому-либо свою субъективность, опосредовать ее непосредственность в «другом», но свойства этого «другого» должны при этом быть вполне необычными: это идеальный резонатор, чье бытие в его основе является оплотнением психеи самого лирического субъекта, его инобытием (или «самообъективацией», по выражению Бахтина ). Романтическая лирика изобилует разнообразными попытками определить «другого» и уточнить отношения между ним и субъектом речи. Иногда эти отношения отмечены подлинным драматизмом, как, например, в «Нет, не тебя так пылко я люблю » Лермонтова, где на уровне темы возникает коллизия противопоставления подлинного и мнимого адресата, и последнему сказано: «Таинственным я занят разговором, // Но не с тобой я сердцем говорю». Интересно, что в этом случае речь идет об отсутствующем человеке (об умершей возлюбленной): идеальность умерших или безвозвратно отсутствующих делает их наиболее пригодными для лирической ситуации. Лирика Нового времени – по преимуществу лирика отсутствия и платонического влечения к отсутствующему, отсюда понятна романтическая версия ее истории, программно возводимой к Петрарке (Батюшков утверждал: именно смерть Лауры стала причиной того, что «гимны поэта сделались божественными» ). В упомянутом стихотворении Тютчева «Душа моя, Элизиум теней » адресат, «душа моя», в качестве идеального резонатора является вместилищем «безмолвных» призраков прошлого, чье бесплотное бытие и принадлежит, и не принадлежит сфере лирического субъекта (в характеристики этого субъекта, как минимум, не входит «непричастность» Элизиума, как это ясно проявляет пафос второй строфы), но в котором он обнаруживает гарантированное сочувствие посреди «бесчувственной толпы». Расчет на специфический отклик в этой лирике скрывает законспирированное нежелание получить действительный отклик, в котором может проявиться реальная драматургия «моего – чужого», разрушающая лирическое событие. Событие новой лирики вмещает «я» и «мое не я» в качестве конститутивных моментов. Таким образом, адресация здесь содержит принципиальный момент «разговора с собой» (лирического soliloquium’a), который, в свою очередь, выражает индивидуальную ситуацию – исходную для романтика.

Концепция мира как «зрелища» восходит в новоевропейской традиции к барочной культуре, где зрелище имплицировало эмоцию удивления и идею иллюзорности (иногда в сочетании, иногда порознь). Именно такое зрелище представлено в «Смотри, как на речном просторе »: радужно блистающие льдины тают и сливаются с «бездной роковой», что определяется как эмблема человеческой индивидуальности, обреченной на уничтожение. Что не вполне барочно в этом тексте, так это оценочная неоднозначность эмблемы: море имеет две характеристики – оно «всеобъемлющее» и оно же «бездна роковая», а для поэтического словаря Тютчева это сочетание положительной и отрицательной характеристик. Но еще более драматично обращение в последней строфе, – О, нашей мысли обольщенье, Ты, человеческое Я, Не таково ль твое значенье, Не такова ль судьба твоя? – в котором, по наблюдению Ю.М.Лотмана, происходит переход от «формального риторического адресата» первых строф («зрителя») к другой степени обобщения – к «я», в котором сливаются и сам носитель речи, и любой «смертный» . В лирике первого периода подобная тема могла быть выражена в логике возрастающей причастности субъекта речи к проявлениям «стихии» или в логике указания на объективный смысл зрелища. В рассматриваемом тексте адресация в конце концов приобретает исключительно «антропологический» аспект: зрелище раскрывается и как эмблема абсолютного смыслового итога, и как эмблема противоречия, заключенного в человеческом сознании. В самом деле, ключевое обращение в последней строфе адресовано единственному, но вместе с тем и мнимому («мысли обольщенье») адресату. (В «Фонтане», где тема развертывается почти аналогично, объективность адресата – «смертной мысли» – не ставится под сомнение.) Окончательный итог, таким образом, невозможен , т.к. это разговор с самим собой, где «я» родового человека и «я» индивидуального самосознания являются и источниками лирической позиции, и предметом объективации. И в целом во второй период адресация у Тютчева приобретает почти исключительно «антропологический» и диалогический аспект: обращения ad rem, условно говоря, сменяются обращениями ad homi em по преимуществу. В этом, среди прочего, сказалось то, что Берковский называл у позднего Тютчева «вниманием к чужому ‘я’», полным «участия и сочувствия» . Проблема «другого» меняет свой вид: если в лирике первого периода драматургия лирического обращения выражала противоречие между риторикой возвышенного и суггестией «невыразимого», то в лирике второго периода возникает тема «сочувствия», исходящего от «другого», – сочувствия, которое испрашивается и в котором естественно соединены представления о суверенности «другого» и о его способности к резонансу («Когда сочувственно на наше слово », «Нам не дано предугадать »). Это сочувствие усваивается и субъектом речи. Даже в «Двух голосах», где субъект обращения (некий надмирный «голос») удален от «слушателя» на абсолютную дистанцию и являет собой внеситуативного свидетеля, по отношению к которому даже понятие «рок» кажется слишком определенным, – даже здесь в риторику космического обобщения вторгается незаконный, с точки зрения традиции, момент психологического резонанса: интонация «голосов» выражает как приговор, так и сочувствие.

Обращение развивается в тексте как возрастающее отчуждение адресата. Его зрение оказывается в конце концов видом слепоты: «вы зрите они не видят» (здесь так же есть приглашение к созерцанию, но более чем формальное – с предпосланной ему уверенностью в невозможности настоящего созерцания со стороны адресата обращения: если что «они» и видят, то это «не то»). Сложные смысловые оттенки обращений свидетельствуют о том, что условность риторических форм у Тютчева обретает новую содержательность. В «Тени сизые смесились » обращение возникает во второй части, и его энергия, выражающая себя в нарастании императивности, возводит тему к экстатическому восклицанию последних строк: «Дай вкусить уничтоженья, // С миром дремлющим смешай!». Использование обращения в «пуантовой» позиции свидетельствует о признании за ним важнейшего ресурса лирической экспрессии. Будучи поэтической риторикой, обращение к «сумраку» переводит тему в план «вкушающего» опыта («Дай вкусить уничтоженья»), т.е. в план резкой интенциональности, и это оправдывает риторику как форму внутренней речи. Одним из источников непосредственного влияния, обусловившего поэтику риторической эмфазы у Тютчева, может считаться Ламартин, соединивший в своих «медитациях» подчеркнутую риторику и элегичность . Но именно на фоне Ламартина становится яснее своеобразие Тютчева: вместо продолжительного чередования интонационных усилений и спадов (что делало поэзию Ламартина, по замечанию П.А.Вяземского, похожей на проповедь ) – концентрация эмфазы и раскрытие адреса как смысловой коллизии. Примером сложной, внутренне противоречивой драматургии речевого жеста, которой Тютчев добивается в лирике первого периода, может служить стихотворение «1-е декабря 1837»: Так здесь-то суждено нам было Сказать последнее прости. Прости всему, чем сердце жило, Что, жизнь твою убив, ее истлило В твоей измученной груди!. Прости. Чрез много, много лет Ты будешь помнить с содроганьем Сей край, сей брег с его полуденным сияньем, Где вечный блеск и долгий цвет, Где поздних, бледных роз дыханьем Декабрьский воздух разогрет. С точки зрения речевой формы текст представляет собой развернутую реплику, подчеркнутую – на небольшом пространстве текста – рядом личных форм: «жизнь твою», «в твоей груди», «ты будешь помнить». Риторическую окрашенность тексту придают также фигуры прибавления и переосмысления: «последнее прости прости всему», «чем что», «много, много», «сей сей», «где где». С другой стороны, ясно ощущается стремление интонировать эту лирическую реплику как импульсивно вырвавшееся признание, как спонтанную речь с характерными для последней ритмическими сбоями, обрывами и умолчаниями. Соединение риторики и спонтанной речи, странное с точки зрения романтической теории поэтической речи, в художественной практике эпохи встречается сплошь и рядом (так же, как сплошь и рядом встречается использование аллегории в контекстах «невыразимого»). Другой вопрос – что возникает из этого соединения. В «1-е декабря 1837» адресат предельно интимен: он связан с лирическим субъектом «всем, чем сердце жило». Интересно, что здесь есть vice versa обычной лирической логике: источником резонанса является субъект речи, а не предмет обращения. Причем резонанс не упрочивается как единственная позиция: субъект речи объединен с адресатом ситуацией «последнего прости», но он, кроме того, способен созерцать эту ситуацию извне и понимать ее как результат парадоксально-самоубийственного действия страсти – «сердце» возлюбленной убито тем, что некогда давало ему жизнь.

Поиск Расцвет реализма

Выдвигая идею разрушительного начала, таящегося в стремлении к познанию и анализу, в частности в психологическом анализе, Тютчев вместе с тем пристально всматривается в душевную жизнь человека и отмечает неожиданные, непризнаваемые абстрактно нормативными представлениями об отношениях в любви проявления личности. Уже в раннем стихотворении «К N.N.» (1830) лирический герой наблюдает любимую женщину, пытается на основании ее поступков заключить о ее чувствах, ее характере и, удивляясь этому характеру, размышляет о причинах формирования его свойств: Благодаря и людям и судьбе, Ты тайным радостям узнала цену, Узнала свет: он ставит нам в измену Все радости Измена льстит тебе. (111) Подобно Фаусту Гете, субъект лирики Тютчева сочетает буйство страстей с холодным аналитическим умом. Не только любимая женщина, но его собственная личность делается объектом наблюдений поэта. В стихотворениях Тютчева, передающих сильное, подчас глубоко трагическое чувство, поэт нередко предстает как наблюдатель, пораженный зрелищем губительных, роковых и прекрасных проявлений страсти

Реферат: Любовная лирика Ахматовой (целостность и эволюция) Любовная лирика Ахматовой (целостность и эволюция)

Сами по себе отклонения достаточно весомы: отклики на историческое событие - первую мировую войну («Молитва», «Памяти 19 июля 1914», «Июль 1914»), декларация авторской позиции в пору социальных катаклизмов («Мне голос был», «Не с теми я, кто бросил землю»), защита нравственного достоинства («Уединение», «Клевета»). Стихи не о любви резко проявляют причастность поэта к сверхличной сфере бытия и быта. Однако главенство интимно-личного начала остается непоколебленным, скорее наоборот: откровения, обращенные в глубины души, очерчивают индивидуальность лирического «я» и тем самым обосновывают его право на гражданский пафос. Стихи о любви образуют, по сути, фон и подпочву программных поэтических заявлений. Общая тема объединяет более двухсот стихотворений; как можно судить, Ахматова вполне понимала необходимость оправдания творческого выбора («много об одном и том же») - оправдания специфически литературного и для читателей убедительного, то есть мобилизующего читательский интерес. Наверное, не был оставлен без внимания опыт ахматовских современников. У Блока, в «Стихах о Прекрасной Даме» (1904), счет произведений, непосредственно восходящих к заглавию, идет на десятки и на виду намерение автора установить своего рода сетку координат: отношения «я» - «она» перенесены в ирреальный универсум и их развитию придается значение мистического действа, манящего своей таинственностью.

Поиск Расцвет реализма

Гуковский выдвинул мысль о возможности влияния Некрасова на эти стихотворения Тютчева.[438] Сближение стиля произведений Тютчева 50-х гг. с художественной системой Некрасова могло стимулироваться и тем, что в лице Денисьевой Тютчев впервые близко столкнулся с поколением, поэтическую форму для выражения чувств которого создал Некрасов. Чисто творчески почву для этого сближения создавало и то обстоятельство, что, разрабатывая свою поэтическую систему, Некрасов очень серьезно считался с опытом лирики Тютчева.[439] Не только лирическая поэзия Тютчева последнего периода оказалась сродни чувствам людей бурной эпохи падения крепостного права. Его стремление горячо и непосредственно откликаться на политические события современности, сделать литературу полем непосредственно политической полемики тоже отражало умонастроения эпохи великих «вопросов». Однако если в лирической поэзии Тютчев сближался со своими младшими современниками, с реалистической, а отчасти и с демократической поэзией, то в своих политических произведениях, написанных «на случай» и выражавших консервативные, монархические панславистские его взгляды,[440] он был архаичен и абстрактен

Реферат: Отражение мира в лирике поэтов XIX века Ф. Тютчева и А. Фета Отражение мира в лирике поэтов XIX века Ф. Тютчева и А. Фета

Поиск Отец и сын: Николай I – Александр II

Лирика Тютчева была пронизана тревогой за судьбы мира, природы и человека, который, как считал поэт и мыслитель, обречен на вечный бой со всеми зловещими силами природы и общества, на борьбу отчаянную и безнадежную, но все же составляющую существо человече-ского бытия. Другая важнейшая часть лирики Тютчева – природа, причем он одним из первых русских поэтов увидел в русских пейзажах, метелях и грозах особый национальный колорит, который впоследствии стал доминирующим мотивом в стихах многих поэтов XIX-XX веков. Многие стихи Тютчева, музыкальные и выразительные, стали романсами и песнями. Скончался Тютчев 15 июля 1873 года в Царском Селе. Тютчев о смерти Пушкина Ф. И. Тютчев искренне почитал великого поэта. В 1837 году на смерть Пушкина откликнулись многие поэты, среди них был и Ф. И. Тютчев. Он написал стихотворение «29 января 1837», заканчивающееся знаменитым четверостишием: Вражду твою пусть Тот рассудит, Кто слышит пролитую кровь… Тебя ж, как первую любовь, России сердце не забудет!.. Гнилой Запад и милая Россия Возвращаясь в Россию из-за границы, Тютчев написал жене своей из Варшавы: «Я не без грусти расстался с этим гнилым Западом, таким чистым и полным удобств, чтобы вернуться в эту многообещающую в будущем грязь милой Родины»

Реферат: По статье Писарева "Лирика Тютчева" По статье Писарева "Лирика Тютчева"

Автор “Весенней природы” и “Весенних вод” был тончайшим мастером стихотворных пейзажей. Но в его вдохновенных стихах, воспевающих картины и явления природы, нет бездушного любования. Природа вызывает у поэта размышления о загадках мироздания, о вековечных вопросах человеческого бытия. Идея тождества природы и человека проникает собою лирику Тютчева, определяя некоторые основные особенности его поэзии. Для него природа - такое же одушевленное, “разумное” существо, что и человек. В ней есть душа, в ней есть свобода, В ней есть любовь, в ней есть язык. Образный параллелизм, которым охотно пользуется Тютчев, осуществляется им по-разному. Не редко представление о тождестве явлений внешнего мира и мира внутреннего он подчеркивает самой композицией стихотворения. Вспомним “Фонтан”, “Поток сгустился и тускнеет.”, “Еще земли печали вид .”. Каждое стихотворение состоит из двух равных строф: в первой дается образ природы, во второй раскрывается его иносказательный смысл. К этим стихам близко по своей композиции и стихотворение “В душном воздуха молчание .”. Оно также разделено на две равные, хотя менее заметные на глаз части.

Совок №5.
Длина совка: 22 см. Цвет в ассортименте, без возможности выбора.
19 руб
Раздел: Совки
Крючки с поводками Mikado SSH Fudo "SB Chinu", №4BN, поводок 0,22 мм.
Качественные Японские крючки с лопаткой. Крючки с поводками – готовы к ловле. Высшего качества, исключительно острые японские крючки,
58 руб
Раздел: Размер от №1 до №10
Горшок торфяной для цветов.
Рекомендуются для выращивания крупной рассады различных овощных и цветочных, а также для укоренения саженцев декоративных, плодовых и
7 руб
Раздел: Горшки, ящики для рассады

Реферат: Судьба поколения в лирике А. Ахматовой Судьба поколения в лирике А. Ахматовой

Никому, никому неизвестное, Но от века желанное нам. Это неизвестное, но желанное чудо — это глубь июльских небес, дыхание цветущего вишневого сада, высокое звездное небо — все то, что выше времени, потому что принадлежит вечности. А потому А. Ахматова никогда даже в мыслях не могла отвернуться от родной страны. В поэзии Анны Ахматовой удивительно органично сочетаются слова “я” и “мы”. “Мы” — это ее поколение, от имени которого она говорит. Главным предметом художественного осмысления поэтессы становится судьба ее сверстников. Список литературы

Реферат: Человек и природа в лирике Ф. И. Тютчева Человек и природа в лирике Ф. И. Тютчева

Сам поэт всю жизнь старался преодолеть пропасть между собой и природой, мучительно понимая, что это невозможно. Тютчев осознавал одно: у человека и мира общий разум, значит, они могут когда-нибудь прийти к согласию: Так связан, съединен от века Союзом кровного родства Разумный гений человека С творящей силой естества Скажи заветное он слово – И миром новым естество Всегда откликнуться готово На голос родственный его. О многих достоинствах природы поэт говорит также в стихотворении «Не то, что мните вы, природа». Тютчев осуждает бездумное, негуманное отношение к ней: Не то, что мните вы, природа: Не слепок, не бездушный лик – В ней есть душа, в ней есть свобода, В ней есть любовь, в ней есть язык Поэт понимает, что существуют люди, для которых природа – пустой звук: Они не видят и не слышат, Живут в сем мире, как впотьмах, Для них и солнцы, знать, не дышат, И жизни нет в морских волнах. Тютчев пишет о них с иронией, но в то же время жалеет этих нравственных калек: Не их вина: пойми, коль может, Органа жизнь глухонемой! Души его, ах! не встревожит И голос матери самой!.

Реферат: «Настоящую нежность не спутаешь...» (любовь в лирике А. А. Ахматовой) «Настоящую нежность не спутаешь...» (любовь в лирике А. А. Ахматовой)

Но это был литературный персонаж, вымышленный, идеализированный образ. Анна Андреевна Ахматова нашла в себе уверенность, чтобы уже в двадцать два года заставить литературную общественность обратить на себя внимание. Да, это была женская поэзия. Но она была сильна и прекрасна. Это была поэзия женского сердца, вырвавшаяся наружу вулканической лавой страстей, переживаний, мечтаний, обманов. Ахматова говорила проникновенно и громко. Она обращалась от имени каждой женщины, способной любить и желавшей быть любимой. Она своим героическим примером научила женщин говорить: Звенела музыка в саду Таким невыразимым горем. Свежо и остро пахли морем На блюде устрицы во льду. Он мне сказал: “Я верный друг!” И моего коснулся платья. Как не похожи на объятья Прикосновенья этих рук. Ахматова в своей поэзии представила широкой массе читателей бесконечное многообразие именно женских судеб. Образы жены и любовницы, вдовы и матери, сестры-музы и судьбы-разлучницы переплетаются в бесконечных повествовательных миниатюрах великой поэтессы. По выражению А. М. Коллонтай, Ахматова подарила миру “целую книгу женской души”.

Реферат: «Слава тебе, безысходная боль!» (Тема любви в лирике А. Ахматовой) «Слава тебе, безысходная боль!» (Тема любви в лирике А. Ахматовой)

Этот метод проявился в ясности и точности образов, в вещах, которыми Поэт наполняет мир любящего и любимого человека, в прозрачной атмосфере, которой наполнены все стихи Анны Андреевны. И все же не это главное. Если читать у Ахматовой всё подряд, то постепенно становится ясным, что перед нами женщина начала XX века со своими привычками, логикой поведения, сознанием, в котором уживаются противоречивые устремления. Любовь для нее — высшая ценность. Но как по-разному реализуется это стремление любить в стихах Ахматовой. Иногда лирическое “я” стилизовано под простую деревенскую бабу, живущую с ненавистным мужем и ждущую настоящей любви: Муж хлестал меня узорчатым, Вдвое сложенным ремнем. Для тебя в окошке створчатом Я всю ночь сижу с огнем. В других стихах перед нами представительница петербургской элиты, “роковая женщина”, умеющая отличить истинную любовь от минутной страсти: Настоящую нежность не спутаешь Ни с чем, и она тиха. Ты напрасно бережно кутаешь Мне плечи и грудь в меха. Критики не раз называли любовные стихи Ахматовой “психологическими новеллами”. Она блестяще умела воспроизвести тончайшие движения женской души, нередко прибегая к приему маски.

Реферат: «Слава тебе, безысходная боль» (Тема любви в лирике А.Ахматовой.) «Слава тебе, безысходная боль» (Тема любви в лирике А.Ахматовой.)

А дальше усиливается впечатление нарочитого безразличия, словно произведение написано не взрослой замужней женщиной, а ребенком. Поэтесса будто издевается над прекрасным чувством, прижимая его, сравнивая со сказкой: И от лености или со скуки Все поверили, так и живут: Ждут свиданий, боятся разлуки И любовные песни поют. Словно влюбиться можно только от скуки, поверить в любовь, как словам, выдумке одного человека. Но концовка стихотворения вновь возвращает нас в действительное отношение Анны Ахматовой к любви. Она видит ее как таинство, которое способны понять и постичь лишь немногие, она не в свиданиях и песнях, это особое состояние души, которое нельзя предавать огласке. Поэтесса чувствует себя посвященной в этот секрет, который не дает ей покоя, заставляет иначе взглянуть не только на любовь, но и на всю жизнь: Но иным открывается тайна, И почует на них тишина Я на это наткнулась случайно И с тех пор все как будто больна. В стихотворениях Анны Ахматовой любовь всегда неразделима с надеждой и с песней. Будучи сама натурой гармоничной, она играла на музыкальных инструментах, читала в оригинале таких авторов как Данте, Вергилий, изучала стихи средневековой Кореи.

Реферат: "Я научилась просто, мудро жить…". (Философские мотивы лирики А.А.Ахматовой) "Я научилась просто, мудро жить…". (Философские мотивы лирики А.А.Ахматовой)

То вновь драматично, с тяжким предчувствием: А наутро встанешь с новою загадкой, Но уже не ясной и не сладкой. И омоешь пыточной кровью то, что люди назвали любовью. Последнюю строфу Неведомская приводит в своих мемуарах по памяти. Это показатель того, что стихи Ахматовой имеют свойство глубоко и надолго западать в душу. Да и как не запасть, когда боль разлуки режет прямо по живому: Не придумать разлуку бездонней, Лучше б сразу тогда — наповал. И, наверно, нас разлученней В этом мире никто не бывал. Жизнь и любовь Анны Ахматовой сплетаются в одну нить. Эти понятия для нее неразделимы. Тема Родины также не обойдена ею. Ахматова с большим художественным мастерством рисует просторы русской земли, такой многострадальной, сильной духом живущих на ней людей. Недавно по радио звучал живой голос Анны Ахматовой, я словно услышала заговорившую душу нашего Отечества — столько любви, внутренней силы и света нес в себе ее голос. Список литературы


Поэтика русской классической и неклассической лирики Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ) Бройтман С.Н.
В книге представлены работы, написанные замечательным исследователем русской лирики в разные годы.
288 руб
Ранняя лирика А.А. Блока (1898-1904). Поэтика религиозного символизма Studia philologica Эдиториал УРСС Игошева Т.В.
В работе раскрывается содержание целого ряда понятий метафизического, религиозного, мистического содержания, которые легли в основу поэтической книги Блока "Стихи о Прекрасной Даме".
729 руб
Поэтика русской классической и неклассической лирики Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ) Бройтман С.Н.
Все свои аспектные работы С. Н. Бройтман выстраивал как части еще не написанного труда по русской лирике в свете исторической поэтики.
297 руб
Ранняя лирика А.А. Блока (1898-1904). Поэтика религиозного символизма Языки славянских культур Игошева Т.В.
В работе раскрывается содержание целого ряда понятий метафизического, религиозного, мистического содержания, которые легли в основу поэтической книги Блока "Стихи о Прекрасной Даме".
923 руб
Стихотворения; Фауст (сост. Дорофеев О.А; пер. с нем. Левика В., Кочеткова А., Тютчева Ф. и др.) - 800 с. {Библиотека мировой классики} ISBN 5-7905-2841-4 5-7905-1237-2 ~54.00.00 26031 М:РиполКлассик Гете И.В.
154 руб
Авторы, идеи, поэтика (пер. с иврита Копельман З. ) Ивритская поэзия: От Бялика до наших дней: Bibliotheca Judaica Гешарим,Мосты культуры Мирон Д.
205 руб
Тютчева А.Ф.: При дворе двух императоров: Воспоминания и дневники (пер. с фр., сост., прим. Гладковой Л.В.) Изд. 3-е, доп. - 592 с. {Биографии и мемуары} ISBN 5-8159-0405-8 ~54.00.00 15196 М:ЗахаровИ.В.
240 руб
Поэтика и политика Библиотека Трамп,Новое культурное пространство Мадисон А.О.
Собранные статьи нужны разным людям.
229 руб
Великая Отечественная Война в лирике и прозе. В 2-х томах. Том 1 Библиотека отечественной классической художественной литературы Дрофа Леонов С.А.
В приложении к книге помещена литературно-критическая статья о военной поэзии.
149 руб

Молочный гриб можно использовать для похудения, восстановления микрофлоры, очищения организмаМолочный гриб можно использовать для похудения, восстановления микрофлоры, очищения организма

(495) 105 99 23

Сайт char.ru это сборник рефератов и книг